Противостояние главы Apple Тима Кука и ФБР по вопросу разблокирования айфона, принадлежащего убитому «стрелку из Сан-Бернардино», на глазах общественности становится прецедентом, последствия которого трудно переоценить.

Как оказалось, Кук не случайно так категорично отказался выполнять судебное предписание. Представитель Apple в суде Марк Цвиллингер (Marc J. Zwillinger) озвучил официальный ответ компании; как выяснилось, это был не первый подобный запрос от ФБР, с октября в Apple поступило около десятка таковых.

Цвиллингер в своем письме к суду подтверждает получение запросов от ФБР и других федеральных агентств.

Все судебные предписания основываются на законе, именуемом All Writs Act от 1789 года, и были выписаны по требованию различных юрисдикций: Нью-Йорка, Калифорнии, Иллинойса и Массачусетса. Apple опротестовала 10 из 12 запросов и ждет новых ордеров по двум оставшимся. Предписания выписаны в основном в отношении айфонов.

Среди последних — два устройства iPhone 3 на базе давно устаревшей версии iOS, где не реализованы многие технологии обеспечения безопасности, присутствующие в более свежих моделях смартфонов (в том числе в 5c, принадлежавшем Сайеду Фаруку). Четыре запроса касаются разблокировки iPhone 6 или 6 Plus, использующих технологию Secure Enclave и более надежное шифрование, из-за которых ФБР не может добраться до данных на смартфоне.

Цвиллингер заново озвучил позицию Apple в отношении ордера на разблокировку смартфона, принадлежавшего Фаруку. Это случилось сразу после публичных слушаний, организованных по просьбе главы ФБР Джеймса Коми (James Comey), который, впрочем, опроверг домыслы, что при помощи подобного ордера ФБР старается создать прецедент. Как и в других эпизодах обсуждения проблемы «перехода на темную сторону» (Going Dark — термин, которым правоохранители обозначают невозможность получить доступ к зашифрованным данным даже при наличии ордера), Коми пытался сыграть на эмоциях.

«Четырнадцать человек были убиты, а многие получили ранения. Мы обязаны провести профессиональное расследование ради них. Вот и все. Это все, чего ждут граждане от ФБР», — написал Коми в открытом письме.

Apple же больше не имеет доступа к ключам шифрования, теперь они хранятся непосредственно на устройстве. Это означает, что Apple не имеет возможности передать их ФБР даже при наличии ордера.

Предписание суда, выписанное около двух недель назад, обязывает Apple оказать ФБР помощь при взломе четырехзначного пароля от смартфона. Технология обеспечения безопасности работает таким образом, что время задержки между попытками ввода увеличивается после каждой неудачной попытки, а после десяти неправильных попыток содержимое телефона стирается. Данные, хранящиеся в телефоне Фарука, могут помочь в расследовании теракта и вывести правоохранителей на след других террористов, которые могли быть с ним связаны.

«Нам просто нужна возможность при наличии ордера угадать пароль к устройству террориста, не потратив на это десятилетия и не удалив содержимое смартфона, — пояснил Коми. — Мы не стремимся скомпрометировать алгоритмы шифрования и не хотим получить мастер-ключ. Надеюсь, что вдумчивые люди смогут понять нашу позицию».

После своего демарша Кук никак не комментировал ситуацию. Ранее глава Apple назвал судебное предписание «ужасающей перспективой»: по его словам, взломав iPhone единожды, правительство сможет получить доступ к любым данным, к которым только пожелает. Кук предполагает, что, если компания уступит требованиям ФБР, правительство может и не ограничиться одним эпизодом.

«Например, затем власти могут потребовать от компании внедрить в устройства ПО для слежения, чтобы они могли перехватывать сообщения, данные о состоянии здоровья, финансовые сведения, данные о местоположении, следить за пользователем через камеру или микрофон», — утверждает глава Apple, подчеркивая, что отказ выполнять требования ФБР дался нелегко.

Категории: Кибероборона